Ответы, которых ждала вся Украина: краткие выжимки из интервью Зеленского для РБК-Украина

14:6Политика
<p>Кандидат в президенты Владимир Зеленский накануне второго тура выборов дал развернутое интервью информационному агентству &quot;РБК-Украина&quot;. Говорили о свободе слова, декоммунизации, импичменте и роспуске Рады, особом статусе Донбасса и многом другом.</p>

Кандидат в президенты Владимир Зеленский накануне второго тура выборов дал развернутое интервью информационному агентству "РБК-Украина". Говорили о свободе слова, декоммунизации, импичменте и роспуске Рады, особом статусе Донбасса и многом другом.

Средства массовой информации должны быть максимально свободными.

Я бы очень мечтал, чтобы пресса была независимой экономически, коммерчески. Чтобы ее нельзя было проплачивать – статьи, издания, программы на телевидении. Мы думаем об этом. Думаем с ребятами над законопроектом, чтобы телевидение было свободным. Чтобы они находили не только деньги с рынка. Пока рынок у нас слабый, нет рекламного рынка. Я бы хотел максимально искать западные инвестиции для инвестирования в свободу слова.

Декоммунизация – это хорошо.

В целом я нормально отношусь к декоммунизации. Общество выбрало, и – нормально. Есть неоспоримые герои. Степан Бандера – герой для какого-то процента украинцев, и это нормально и здорово. Это один из тех людей, которые защищали свободу Украины... Но мы же с вами должны помнить о героях сегодняшних, о героях искусства, литературы, просто о героях Украины. Почему мы их именами не называем – именами героев, которые сегодня объединяют Украину? Такое напряжение в обществе, нужно делать все возможное, чтобы объединять страну. Как-то меня спросили, почему именем Андрея Шевченко не назвали какую-то улицу? Для меня он герой, я действительно так считаю.

Закон о языке должен принять народ Украины.

Во-первых, его надо глубоко изучить. Затем я хочу узнать мнение общества по поводу этого закона... Мы можем с вами назвать это – разговор с обществом. И у вас сразу палитра, вы видите, как люди реагируют, из каких уголков Украины, на что они смотрят. Любой закон сегодня можно онлайн с живыми людьми проговорить. Ребята, у нас здесь раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь моментов, таких-то и таких-то. Сказали, посмотрели.

Ребята, сегодня мы хотим этот закон, хотим защитить украинский язык, и это нормально, это язык этой страны, это государственный украинский язык. В то время, пока вы принимаете закон, какие-то кучки людей рассказывают: "Вы знаете, что там за закон? Знаете, что вам всем нельзя будет говорить на русском или татарском, или польском, где-то на Закарпатье на венгерском". Никто ничего не объясняет. Вы понимаете?

Закон об импичменте украинцы ждали 28 лет.

Я не держусь за должность. Поэтому, кстати, один из главных и первых законов, которые ждало общество 28 лет, и мне непонятно, почему его нет, во всем цивилизованном обществе - закон об импичменте. Я сам иду навстречу. Не мне предлагают депутаты Верховной Рады или там какие-то отдельные чиновные мужи. Нет, я сам этого хочу. Почему? Потому что есть цивилизованный путь, как убрать человека, который, по мнению общества, стал недостаточно достойным их выбора.

Роспуск Верховной Рады состоится только по закону.

Я ломать закон не буду, не буду нарушать закон. Если мы успеем в срок за шесть месяцев до следующих выборов, когда мы имеем право распустить парламент... По поводу роспуска – будем делать по закону. Иногда закон вообще помогает принимать решения.

С Игорем Коломойским связывает только бизнес.

Общаемся по бизнесу. Ну, слушайте, у нас серьезная компания "Квартал 95". У нас много споров по этому поводу. Дело в том, что мы пытались наладить отношения, общение менеджеров. У нас не очень получилось. Действительно, были там вопросы. Задержки с финансированием и так далее. И эти функции переложены на меня и моего основного партнера Сергея Шефира. Или он, или я – мы общаемся.

Статус Донбасса

Я считаю, что нет (особый статус Донбассу не нужен. – Ред.). Считаю, что это вообще наша великая история, и нам придется долго выходить из этой криминальной ситуации. Вот здесь, может быть, нам поможет именно информационная война. Я очень надеюсь информационно вернуть этих людей в состояние, что они нужны Украине, как и Украина им нужна, и что они такие же украинцы. Но нужно будет сделать очень много гуманитарных шагов. Много всего.

Одна из наших идей – это отдельный большой европейский медиа-портал, который вещает на русском языке, который показывают во всей Европе, который говорит правдивые вещи и сообщает о событиях в Украине, которые они хотят слышать. Пустить этот импульс, протянуть им руку помощи, сказать: мы вас ждем, смотрите, вы сейчас в заложниках. Вот, что нужно говорить. Это наши заложники там.

Легализации оружия не будет.

Я против легализации оружия. Нельзя на это ответить коротко, объясню почему. Легализация оружия сегодня в Украине, в стране, где идет война, это неправильно, потому что мы прекрасно с вами знаем, сколько этого оружия.

Украине нужен свой "Лас-Вегас" с легальной проституцией и игорным бизнесом.

Секс за деньги? Честно говоря, ребята, я думаю, что у нас есть возможность сделать Лас-Вегас. Общество было бы не против, и налоги бы платили. Дать возможность какому-то городу, какой-то территории там все это открыть.

Да, взять все это и перенести туда, дать там возможность. Пожалуйста, там тусите. Это не будет закрыта территория. Можно тем самым поднять какой-то город, в который никто не приезжает и там – пожалуйста.

Читайте также:

Главное

Лента новостей