«Ситуация с ПриватБанком приближает дефолт Украины»: эксперт дал неутешительный прогноз по экономике

10:27Экономика
<p>​В интервью &quot;Апострофу&quot; экономический эксперт Алексей Кущ спрогнозировал, каковы шансы Украины продолжить сотрудничество с МВФ и получить очередной транш, рассказал, почему ПриватБанк сегодня превратился в чемодан без ручки, и какие цели на самом деле преследуют экс-владельцы &quot;Привата&quot;, оспаривая национализацию банка в суде.</p>

​В интервью "Апострофу" экономический эксперт Алексей Кущ спрогнозировал, каковы шансы Украины продолжить сотрудничество с МВФ и получить очередной транш, рассказал, почему ПриватБанк сегодня превратился в чемодан без ручки, и какие цели на самом деле преследуют экс-владельцы "Привата", оспаривая национализацию банка в суде.

- В Украину 21 мая на две недели приехала миссия МВФ, которая должна провести оценку выполнения программы сотрудничества Украины и фонда. Как, по вашему мнению, пройдут эти две недели, и не станет ли отмена закона об обогащении преградой к тому, чтобы Украина получила следующий транш?

- На самом деле, контролировать выполнение программы особо не приходится, потому что контролировать нечего - программа не выполнена. Украина нарушила все структурные маяки, которые были заложены меморандумом с МВФ. Предыдущая программа – это была программа расширенного финансирования, которая предполагала обмен денег на реформы. Нынешняя программа более простая, краткосрочная. Это программа стэнд-бай, рассчитанная на последовательное достижение каких-то структурных маяков и выделение денег за сохранность этих маяков на протяжении хотя бы полутора лет сотрудничества между Украиной и МВФ.

 

Украина сейчас нарушила первый маяк – касаемо ПриватБанка. Апрельские судебные решения, которые поставили под большой вопрос национализацию ПриватБанка, уже фактически лишили Украину майского транша МВФ. Напомню, что в прошлом году мы получили первый транш. Второй транш мы должны были по программе стэнд-бай получать в мае, а третий - в ноябре.

Второй структурный маяк – касаемо антикоррупционной борьбы, то есть это печально известное решение Конституционного суда о признании неконституционной нормы о незаконном обогащении. Третий структурный маяк, который мы нарушили – это график повышения тарифов на газ для населения предприятиями теплокоммунэнерго. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация: цена на газ на европейских рынках падает, и украинские предприятия сейчас уже покупают импортный газ по цене, которая меньше, чем население платит за газ украинской добычи. То есть на нашем газовом рынке сложилась некая ценовая антиутопия. Я напомню, что в соответствии с меморандумом зМВФ мы должны были в мае на 15% повысить еще цену на газ. Но повышать цену на газ, когда в мире она падает, это было бы экономическим преступлением.

 

Поэтому правительство и "Нафтогаз" решили снизить на несколько процентов в мае цену на газ. Но в МВФ сказали: если вы не хотите повышать цену на газ для населения в соответствии с графиком, тогда просто либерализуйте рынок газа для населения, пусть население, предприятия теплокомунэнерго покупают газ на рынке, и таким образом ликвидируйте обязательства "Нафтогаза" по продаже газа населению по фиксированным ценам. В результате получилась достаточно гибридная ситуация, когда цены были снижены, но была установлена максимальна планка их повышения, что совершенно не устроило МВФ. Потому что все прекрасно понимают, что сегодня цены на газ падают, и эта ситуация для правительства выгодна, а осенью цены на газ могут пойти вверх. Плюс, возможно, добавится девальвация национальной валюты, и тогда населению придется платить намного больше, чем сейчас.

Естественно, все боятся снимать этот предохранитель с покупкой газа населением и предприятиями теплокомунэнерго, потому что в случае резкого скачка цен на газ на рынке они могут оказаться в ценовой ловушке, когда никто не сможет платить рыночную цену на природный газ. Поэтому правительство приняло такой гибридный вариант, который не устроил МВФ. Там было два варианта: или повышайте, или либерализуйте рынок. И теперь мы видим нарушение третьего структурного маяка, и четвертый структурный маяк, о котором мало сейчас кто говорит – это возможное превышение максимально допустимого дефицита государственного бюджета. По итогам первого квартала более 30 миллиардов гривен дефицит бюджета – это уже превышает все прогнозы. Таким образом, по итогам года дефицит может превысить 3%, а в бюджет закладывали 2,5%. Напомню, что дефицит бюджета – это основной структурный маяк, который выставляется МВФ для сотрудничества.

 

Поэтому Украина сейчас нарушила все структурные маяки. Скорее всего, в течение лета МВФ будет отслеживать ситуацию с ПриватБанком, отслеживать ситуацию с ценами на газ для населения, с дефицитом государственного бюджета. Если эти структурные маяки будут выполнены, то, возможно, осенью сотрудничество возобновиться. Но, я думаю, что шансов на это практически никаких нет.
 
Скорее всего, новое правительство, которое у нас появится по результатам парламентских выборов, новая коалиция, будет вести переговоры с МВФ с чистого листа, то есть это будет уже совершенно другая программа, не стэнд-бай. Это, наверное, опять будет программа расширенного финансирования. Можно сказать, что программа завершается, практически не начавшись. Визит МВФ в Украину сейчас носит исключительно ознакомительный характер.

- Говоря об МВФ, мы уже начали говорить о ПриватБанке. Во-первых, почему суд принял решение как раз тогда, когда в Украине началась смена власти? В Украину уже вернулся Боголюбов, вернулся Коломойский. Какой вариант развития выгоден для украинской власти, которая, безусловно, в этом участвует, и чего хочет Коломойский?

 

- Необходимо сказать, что бывшим собственникам вряд ли нужен ПриватБанк как таковой, то есть это уже совершенно не то финансовое учреждение, которое было до момента национализации. Сегодня большая часть кредитного портфеля признана неработающей, то есть это проблемные кредиты, которые находятся на балансе банка и отягощают работу этого финансового учреждения. Вся финансовая стабильность банка сейчас зиждется на портфеле государственных облигаций, которые были внесены в уставный капитал в процессе национализации – это 155 миллиардов гривен. То есть это абсолютно неустойчивое финансовое учреждение, которое сразу становится банкротом, если сейчас забрать из уставного капитала этот портфель облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), который внесло государство.
 
Сейчас у банка только перед физическими лицами обязательств на сумму 170 миллиардов гривен - это вклады населения и средства до востребования, то есть это остатки на карточных счетах, на расчетных счетах. А если еще добавить средства юридических лиц, получаем почти 220 миллиардов гривен, то есть эквивалент восьми миллиардов долларов. Все это обеспечивается исключительно активами в виде облигаций, которые были внесены в процессе докапитализации в уставный капитал банка. Кредитный портфель сейчас сократился до 50 миллиардов гривен - это вообще мизер для такого финансового учреждения. И, как чемодан без ручки, бывшим собственникам этот банк абсолютно не нужен.

 

Поэтому такие цели, которые были заявлены в исковых заявлениях, поданных в суд, это дымовая завеса, юридическая дымовая завеса, за которой скрывались реальные цели – это получение преференций для своего бизнеса внутри страны. Прежде всего бывших собственников интересует тема запуска рынка электроэнергии. Потому что им принадлежит ферросплавный бизнес. Ферросплавный бизнес заинтересован в дешевой электроэнергии. Запуск рынка электроэнергии теоретически может привести к росту тарифов на электроэнергию для промышленных предприятий. Поэтому им сейчас крайне важно максимально отсрочить запуск рынка электроэнергии.

Второй момент – это контроль над "Укрнафтой". Хотя контроль полностью не потерян, лишь частично. А хотелось бы его восстановить полностью. Помочь может решение вопросов по ПриватБанку – это списание задолженности по кредитам, которые сейчас висят на компаниях, аффилированных с бывшими собственниками, и прекращение всех судебных преследований как в украинских судах, так и в международных. Вот эти цели как раз и начинают постепенно озвучиваться. Мы уже видим, как представители команды Зеленского заявляют о том, что неплохо было бы подписать мировое соглашение между бывшими собственниками и государством, при котором, например, они выигрывают иск в отношении государства и требуют компенсацию два миллиарда долларов за незаконную национализацию банка, но отказываются от этой компенсации. Взамен государство списывает задолженность по кредитам их компаний, которые должны сейчас ПриватБанку. В результате бывшие собственники даже доплатят миллиард-другой национализированному "Привату".

 

Это будет подаваться как некая сказочная история, когда государство и банк сохранило, и суды благополучно завершило, еще и какой-то миллиард-другой гривен получило от бывших собственников, то есть просто пасторальная идиллия. Все это будет оформлено неким мировым соглашением, которое может быть как формальным, так и неформальным, когда просто где-то в кулуарах будет достигнут некий консенсус, и бывшие собственники откажутся от своих судебных исков, а государство откажется от своих. Время выбрано просто идеально. Потому что, с одной стороны, новый президент может сказать: это не мой политический бэкграунд, я пришел, когда все эти решения были приняты, я не несу за это политической ответственности. С другой стороны, уходящий президент может сказать, что президентская вертикаль ослабла, воспользовались моим уходом от власти и приняла нужные им решения. То есть каждый остается при своих интересах, каждый найдет те аргументы, которые он сможет приводить в свою защиту.

Теперь очень важно, чтобы все эти решения были каким-то образом конвертированы в определенный результат в течение ближайших месяцев. Потому что осенью ситуация может кардинально поменяться: люди уже поймут, что прошло несколько месяцев правления нового президента, а война на Востоке как продолжалась, так и продолжается, люди как гибли, так и гибнут, коррупционные скандалы продолжаются – никто не посажен, тарифы не то, что не уменьшены, а повышены. Я думаю, что вся политическая конструкция ЗЕ осенью начнет постепенно, как карточный домик, складываться. Есть несколько летних месяцев, когда Зеленскому нужно закрепить и конвертировать свои результаты, собрать побольше тузов и с достаточно сильных переговорных позиций диктовать свою волю новым политикам, которые придут во власть.

 

- В этом году Украина должна выплатить огромную сумму по своим долгам – шесть миллиардов по внешнему госдолгу и около трех миллиардов - по внутреннему. Мы эти задолженности будем гасить внутренними резервами?

- На сегодняшний день получается, что у нас уже нет страховочного троса в виде Международного валютного фонда. Таким образом, примерно 5-6 миллиардов долларов нам придется найти либо на внутреннем рынке, либо выходить с заимствованиями на частные рынки капитала, но тамнас особо никто не ждет. Украина имеет крайне низкие инвестиционные рейтинги, иесли мы выйдем сейчас на внешний рынок частных заимствований, то придется занимать там под 10% годовых. Это значит, что через десять лет этот долг удваивается. Некоторые международные банки уже сейчас дают очень негативные прогнозы в отношении украинских обязательств, рекомендуют своим клиентам-инвесторам не вкладывать в украинские облигации, потому что высоки риски технического дефолта. Сотрудничество с МВФ – это было той единственной позитивной характеристикой, которая позволяла привлекать еще внешние займы, потому что инвесторы понимали, что МВФ подстрахует бюджет в случае, если будут какие-то сезонные проседания, и государство не сможет выплачивать внешние или внутренние долги.

Сейчас этого страховочного троса нет, и любая ошибка Министерства финансов может привести к тому, что мы срываемся вниз и разбиваемся. Я считаю, что Минфин проводит абсолютно авантюрную политику на внутреннем рынке, привлекая под 20% годовых инвестиции нерезидентов в ОВГЗ со сроком вращения - три и шесть месяцев. Это происходит от абсолютной безнадеги, потому что в мае нужно выплачивать максимальные суммы внешних долгов. Пока май мы проходим благодаря этой авантюрной политике, игре в эту гусарскую рулетку, более-менее спокойно. Что будет осенью - здесь уже вопрос. Я думаю, что, скорее всего, угроза технического дефолта возникнет ближе к зиме 2020 года.

Читайте также:

Loading...

Главное

Лента новостей