Что НБУ делает с гривной и будет ли все-таки девальвация

9:19Экономика
В июле 2019 года обменный курс гривни к доллару пробил очередной «психологический рубеж» – 25 грн/долл. США. Это в очередной раз сломало сезонный тренд девальвации гривни. Те, кто «традиционно» ожидал обесценивание гривни, начиная со второй половины лета, ошиблись.

В июле 2019 года обменный курс гривни к доллару пробил очередной «психологический рубеж» – 25 грн/долл. США. Это в очередной раз сломало сезонный тренд девальвации гривни. Те, кто «традиционно» ожидал обесценивание гривни, начиная со второй половины лета, ошиблись.

Об этом в материале "Новое время".

Достаточно громко начали звучать призывы отдельных экспертов к Национальному банку увеличить объемы покупки валюты и остановить ревальвацию. По их мнению, такое стремительное усиление национальной валюты вредит экономике, а действия НБУ, который не препятствовал усилению гривни, вовсе непонятны.

Простой, как дверь

Искать особый подтекст в действиях Нацбанка на валютном рынке нет никакого смысла. Не существует ни секретных документов, регулирующих курс, ни тайного бункера, где принимаются решения по интервенциям. Все действия НБУ подчиняются его долгосрочным стратегиям.

 

В последние годы НБУ ни разу не менял своих подходов и четко придерживался Стратегии монетарной политики и стратегии валютных интервенций. Эти документы определяют, что «НБУ соблюдает режим плавающего обменного курса гривни», а «монетарная политика не направлена на достижение определенного уровня или диапазона обменного курса».

Рыночный курс гривни, который определяется спросом-предложением на валютном рынке, является главным предохранителем накопления экономических дисбалансов. Об этом украинцы знают лучше других – валютные кризисы 2008-2009 гг. и 2014-2015 гг. являются хрестоматийными примерами расплаты за недальновидную политику искусственного удержания нерыночного курса.

В чем же тогда смысл присутствия Национального банка на валютном рынке? Сегодня он направлен на выполнение двух основных задач. Первое – сглаживание чрезмерных колебаний курса, которые приносят вред  экономике, ведь дестабилизируют ожидания и делают невозможным нормальное бизнес-планирование. Второе – накопление международных резервов, выполняющих функцию подушки безопасности в случае ухудшения макроэкономической ситуации.

 

Обе задачи сегодня исправно выполняются.

Например, в начале июня НБУ продавал валюту из резервов на фоне громких, хотя и безосновательных спекуляций о дефолте Украины, усиливших ажиотаж на валютном рынке. А в июле, наоборот, выкупал избыток валюты, которую активно продавали иностранные инвесторы для покупки государственных облигаций Украины.

Поэтому интервенции Национального банка в 2019 году сглаживали кратковременные перекосы спроса-предложения как в одну, так и в другую сторону. В то же время преимущественно благоприятная ситуация на валютном рынке дала НБУ возможность пополнить международные резервы страны на сумму более 2,8 млрд долл США.

Речь не идет и о накоплении дисбалансов в экономике. Хорошая ценовая конъюнктура для украинского экспорта, высокий урожай, значительный приток валюты от денежных переводов, сравнительно низкие объемы импорта и репатриации дивидендов за границу – все это обуславливает приемлемые показатели платежного баланса страны.

 

Дают – бери

Один из основных аргументов критиков НБУ – это то, что ревальвация курса вызвана исключительно ситуативным фактором в виде притока средств нерезидентов в государственные облигации Украины (ОВГЗ). Это должно было означать, что НБУ следует выкупать весь избыток валюты для пополнения международных резервов с целью нивелирования рисков.

Однако ситуация, скорее, противоположная

Приток средств нерезидентов на украинский рынок не является ситуативным фактором. Это новый фундаментальный фактор, который появился не случайно. Для того чтобы украинский рынок государственных ценных бумаг заинтересовал иностранных инвесторов, НБУ и Министерство финансов должны приложить немало усилий. Ситуация с доступом к рынку ОВГЗ кардинально изменилась с открытием в международном депозитарии Clearstream счета в ценных бумагах в НБУ в конце мая.

 

Упрощение доступа нерезидентов позволяет снижать долларизацию государственного долга, продолжить срочность и уменьшить стоимость государственных заимствований в гривне. Безусловно, более открытый и развитый финансовый рынок означает и более высокие риски, связанные с влиянием глобальных факторов.

Действительно, в июле портфель ОВГЗ в собственности нерезидентов вырос на рекордные $ 1,3 млрд. В то же время соотношение между выкупом НБУ валюты и этими поступлениями составило 97%. НБУ активно пополнял резервы, однако не противодействовал усилению гривни, как и предусмотрено его стратегическими документами.

Конечно, НБУ мог купить еще больше валюты, зафиксировав обменный курс на определенном уровне. Но такие действия грубо противоречили бы его стратегии. В данном случае последовательность монетарной политики и связанное с ней доверие к центральному банку является более ценным активом, чем пополнение международных резервов.

 

Почему для центрального банка важно не ломать доминирующую на валютном рынке тенденцию, даже если она ревальвационная?

Во-первых, соблюдение плавающего обменного курса является одним из принципов монетарной политики НБУ. Следование задекларированным принципам делает политику последовательной и способствует скорейшему достижению целей по ценовой и финансовой стабильности, устойчивому экономическому росту.

Искусственное удержание обменного курса от ревальвации за счет полного выкупа валюты НБУ противоречит намерению снизить инфляцию до цели в 5%
Искусственное удержание обменного курса от ревальвации за счет полного выкупа валюты НБУ противоречит намерению снизить инфляцию до цели в 5%. Для достижения этой цели сегодня НБУ проводит политику дорогой гривни. Это означает более высокие процентные ставки и укрепленный обменный курс. 

Зато удешевление гривни подталкивает цены вверх, ускоряя потребительскую инфляцию. В случае искусственной девальвации дополнительную выгоду от продажи валюты получали бы только нерезиденты, на счета которых засчитывалось бы больше гривни.

 

Умышленное противодействие укреплению гривни при благоприятной ситуации на валютном рынке сделает невозможным снижение инфляционных ожиданий, которые сейчас находятся на рекордно минимальных уровнях. А низкие инфляционные ожидания – это в перспективе залог низких процентных ставок по депозитам, и следовательно, по кредитам.

Во-вторых, одинаковая вероятность изменения обменного курса в обе стороны (как девальвации, так и ревальвации) – необходимое условие укрепления доверия к гривне и снижения уровня долларизации экономики. Кто будет доверять гривне, если НБУ допустит только девальвацию, удерживая при этом курс от ревальвации?

В то же время, если после девальвации существует вероятность «отката» обменного курса на прежние позиции и даже его укрепления, то обесценивание гривни уже не выглядит таким страшным. Исчезает мотивация бежать и обменивать гривни на доллары при первой же возможности. Ведь это связано с расходованием денег и времени на обмен. А опасения относительно курсовых рисков покрывает разница в процентных ставках по гривне и валюте. В более длительной перспективе политика плавающего курса способствует снижению долларизации и, соответственно, рисков для экономики, связанных с валютными колебаниями.

 

В-третьих, фиксация обменного курса на заниженном уровне, как показывает исторический опыт Украины и других стран, также мотивирует спекулянтов заводить «горячие деньги» в больших объемах. Когда ввиду этого в экономике усиливаются дисбалансы (как правило, из-за ускорения инфляции), у центрального банка не остается другого выхода, кроме как отпустить курс. Это усиливает вероятность бегства капитала, что безусловно ускоряет девальвацию.

В-четвертых, это мешало бы снижению долгосрочных процентных ставок и продлению сроков заимствований. Если предположить, что НБУ не будет позволять обменному курсу усиливаться, это будет свидетельствовать о том, что в перспективе он будет стремиться только в одну сторону – девальвации, или, в лучшем случае, просто оставаться неизменным. При таких условиях на приток долгосрочных инвестиций рассчитывать бесполезно. Зато сейчас Министерство финансов справедливо пользуется случаем продлевать сроки государственных заимствований в гривне и снижать их стоимость.

 

Поэтому фиксация обменного курса, даже временная, относится к категории простых и быстрых решений, однако явно не относится к наиболее результативным в длительной перспективе. Нарушение своих же принципов для Национального банка – это красная линия, которую он не намерен пересекать.

Читайте также:

Loading...

Главное

Лента новостей